юридические риски - вексель или облигация, анализ, оценка, методы, сравнения

юридическое сопровождение и обслуживание ответ юриста Добавить в закладки О сайте  
юридическое сопровождение и обслуживание
юристы

юридические риски: вексель или облигация

Задать вопрос юристу

Главная rss

Юридический форум

Советы юриста

защита граждан

юридический ликбез

курьёзы

Судебная практика

Образец договора

cтоимость услуг

Реквизиты и контакты

Вакансии

Клиенты

История

Новости

информеры - новости
Продается объект недвижимости в центре Москвы, на Садовом

всё о милицейском беспределе в РФ



юридический риск: вексель или облигация

Сравнительный анализ юридических рисков, возникающих при обращении таких инструментов, как вексель и облигация


«02» октября 2009 года в Нижнем Новгороде состоялся очередной вексельный конгресс, ежегодно организуемый компанией cbonds.ru круг участников - инвестиционные компании и инвестбанки
http://www.cbonds.info/rus/bondcongress/veksel-2009/participants.phtml


вексельный конгресс - сравнительный анализ юридических рисков, возникающих при обращении таких инструментов, как вексель и облигация
Колесников А.В. (справа) «Центр судебных процедур»,
Шиленков Евгений, Инвестиционная компания "Велес Капитал"


Обсуждались различные вопросы развития инфраструктуры вексельного рынка и его дальнейшие вероятностные перспективы. Кроме того, были представлены юридические компании, которые обслуживают участников вексельного рынка - адвокатская фирма «Велес-Лекс» и «Центр судебных процедур».

По личной просьбе одного из аналитиков ИГ «Регион» и директора инвест-департамента банка «Зенит» (по иронии судьбы обоих этих уважаемых людей зовут Александр Ермак, только один - Петрович, а второй - Леонидович) мы выкладываем на интернет-сайте тезисный конспект выступления представителя Центра судебных процедур - Вашего покорного слуги.

Темой доклада был заявлен сравнительный анализ юридических рисков, возникающих при обращении таких «инструментов» как вексель и облигация.

Поскольку моё выступление был поставлено организаторами самым последним по распорядку конференции, и уважаемые участники пребывали уже в предвкушении второй части марлезонского балета (а именно - коллективного посещения местной пивоварни), и поскольку формат конференции подразумевал, что у нас должно было ещё оставаться время для обсуждения затронутых вопросов, я попытался изложить свою мысль предельно кратко и постарался изложить её не «юридическим», а простым и понятным «человеческим» языком.


Кроме того, поскольку юристы нашей компании («Центр судебных процедур») - не теоретики-правоведы с университетских кафедр (к сожалению или к счастью), а сугубые и дремучие прагматики, то представляемый вашему вниманию сравнительный анализ юридических рисков основан исключительно на судебной практике, связанной с эксцессами обращения векселей и облигаций.


преимущества облигации перед векселем


Традиционно между участниками рынка всегда считалось, что вексель - более рискованный финансовый инструмент, нежели облигация. Последняя судебная практика подвергает сей постулат большому сомнению. Поскольку лично я более симпатизирую векселю, нежели облигации, то, объективности ради, решил начать с перечисления преимуществ облигации перед векселем (с точки зрения юридических рисков). Действительно, если говорить о юридических рисках, то бесспорных преимуществ облигации перед векселем множество.


Первое преимущество заключается в том, что облигацию невозможно подделать, тогда как риск приобретения фальшивого векселя - весьма высок. Любой из вас хотя бы раз в своей деловой практике сталкивался с т.н. «зеркалками».


Бездокументарную облигацию, равно как и документарную облигацию с централизованным хранением) почти невозможно украсть и совсем невозможно потерять, тогда как случаи утраты векселей происходили вероятно с каждым из здесь присутствующих.


Говорю «почти», потому что хищения бездокументарных акций и долей, к примеру - обычное дело во многих корпоративных конфликтах. Воруют все - и регистраторы, и депозитарии, и даже налоговые органы. К чести «НДЦ» надо сказать, что о хищениях бездокументарных облигаций никто никогда не слышал.


Чтобы исключить риск подделки векселя (или индоссамента на векселе), сопровождая сделки в интересах клиента, иногда приходится доходить до маразма. Например, весной этого года, меняя дефолтные облигации одного металлургического комбината на его же векселя, нам пришлось настоять, чтобы генеральный директор комбината лично прибыл в Москву и подписывал векселя в моем присутствии. Сотрудники уважаемой компании «N-ские Фонды», которые лоббировали эту сделку, были шокированы такой паранойей и смотрели на меня как на идиота. И по-человечески я их прекрасно понимаю! Таким же маразматическим образом мы настояли, чтобы акты передачи векселей и индоссаменты на них были подписаны также в моём присутствии лично генеральным директором «N-ских Фондов».


Тем не менее, паранойя паранойей, маразм маразмом, но риск получения нашим клиентом «зеркалок» таким образом был исключён абсолютно.


Юридический риск не получения или значительной задержки платежа по векселю повышен благодаря наличию в нашем Гражданском Процессуальном Кодексе т. н. «вызывного производства» - судебной процедуры восстановления прав по утраченной ценной бумаге. Любое, извините за выражение, «помоечное» юридическое лицо способно, как минимум, заблокировать возможность платежа по векселю на несколько месяцев (иногда и на год, и больше), подав соответствующее заявление в районный суд общей юрисдикции по месту нахождения эмитента и приложив к нему ксерокопии векселей, платеж по которым вскоре должен наступить. «Cui prodest?» Очевидно, что данные процедуры выгодны недобросовестным векселедателям и ими же инициируются накануне погашения.


Конечное количество выпущенных тем или иным эмитентом облигаций всегда достоверно и общеизвестно, тогда как информация о количестве выпущенных тем или иным эмитентом векселей - величина всегда довольно зыбкая и вероятностная. Раскрытие информации эмитентами облигаций не идет ни в какое сравнение с раскрытием векселедателей (такового раскрытия попросту не существует), хотя последние два момента относятся уже к категории оценки рисков экономических, а не юридических.


Наконец, облигация намного удобнее в обращении чем вексель. Транзакции облигаций происходят в электронном виде, тогда как техника проведения сделок с векселями требует достаточно большое количество временных и финансовых издержек. Все знают, какая это нагрузка на бэк-офис и юристов - сопровождение вексельных сделок.


Есть риски, присущие только векселю, от которых избавлены владельцы облигаций. Например, бывали случаи - векселедатель подменял подлинный вексель на качественную цветную фотокопию, когда два контрагента приносили ему бумагу для проверки. Всегда существует высокая степень риска изъятия векселя по постановлению о выемки, вынесенное по какому-нибудь «заказному» уголовному делу, инициированному вероятнее всего самим векселедателем. Способы (и весьма эффективные способы) профилактики подобных рисков в нашем арсенале имеются, способы эти неоднократно апробированы нами на практике, останавливаться на них сейчас подробно не буду, т. к. их описание выходит за рамки заданной темы и регламента настоящего доклада. Если кому-то интересны детали - обращайтесь в любое время, поможем. Единственное, что хочу отметить - заниматься профилактикой бессмысленно после того, как необратимые последствия уже наступили. Юридическое сопровождение деятельности, связанной с вексельным обращением, должно быть перманентным.


Итак, многие плюсы облигации по сравнению с векселем бесспорны. Но на этом перечне все преимущества облигации перед векселем исчерпываются.


Теперь - о бесспорных преимуществах векселя

По облигации выгодно не платить


Санкция за неплатеж по облигации - ставка рефинансирования (10%). Такого выгодного кредита сейчас не бывает. Санкция за неплатеж по векселю - двойная ставка рефинансирования (т. е. уже не 10%, а 20%). Тоже весьма выгодное беззалоговое кредитование - но всё же 20%-ная неустойка - более строгая санкция.


Продавец облигации не отвечает за исполнение по ценной бумаги, тогда как индоссант по векселю отвечает не только за действительность уступленного обязательства, но и за исполнение по нему также отвечает солидарно (если только он не сделал специальной оговорки «без оборота»).


Исходя из общего принципа публичной достоверности ценной бумаги (ст. 142 Гражданского Кодекса РФ), сам смысл существования такой вещи как ценная бумага заключается отнюдь не в удобстве её обращения, а в удобстве бесспорного и беспрепятственного осуществления удостоверяемых ею материальных и нематериальных прав, которыми она наделяет своего владельца, при первом же ее предъявлении.


Замечательное электронное обращение ценной бумаги без возможности такого бесспорного и беспрепятственного осуществления прав по ней лишает её всякого смысла - и юридического, и экономического. Лучше уж тогда не бумагами, а колбасой торговать - колбасу хотя бы есть можно, а дефолтную ценную бумагу даже по прямому назначению не использовать. Никто не станет оспаривать, что владелец обыкновенной акции, например, должен иметь возможность бесспорно и беспрепятственно принимать участие в управлении акционерным обществом и получать свою часть прибыли в виде дивидендов. Также и владелец простого векселя или облигации должен иметь возможность бесспорного и беспрепятственного получения от заёмщика-эмитента суммы займа - номинальной стоимости бумаг и %% по ним, если таковые %% предусмотрены.


Как сказал классик, «практика - критерий истины».

Практика показала, что в кризисные периоды экономического развития среди многих эмитентов долговых бумаг действует стереотип поведения, суть которого можно кратко охарактеризовать девизом: «ПЛАТЯТ ТОЛЬКО ТРУСЫ!» (из высказывания Алексея Лушина из Национальной фондовой ассоциации).


Эмитенты дефолтных облигаций сознательно вынуждают своих кредиторов соглашаться на кабальные условия реструктуризаций, т. к. перспектива судебного взыскания долга по облигации далеко не столь оптимистичная, как по векселю.


Новейшая судебная практика по векселям насчитывает уже второй десяток лет, сам же институт вексельного обязательства восходит корнями к раннему западноевропейскому средневековью, окончательная кодификация же сегодняшнего вексельного законодательства была завершена в 30-х годах прошлого столетия. СССР присоединился к женевским вексельным Конвенциям в 1937 года. В 1991 году советское государство было уничтожено, а власть - узурпирована региональными элитами. В пределах территории одной из бывших союзных республик (РСФСР) возникло государственное образование, именуемое «Российская Федерация», окончательное юридическое оформление которого было завершено в октябре 1993 года героическим расстрелом недавно избранного парламента доблестными гвардейцами-танкистами из Таманской и Кантемировских дивизий и принятием Конституции в декабре 1993 года. В 1998 году «апгрейденная» таким образом Российская Федерация подтвердила легитимность правоприменения на подвластных ему территориях ратифицированных еще Советским Союзом женевских вексельных конвенций 1930-х годов изданием соответствующего Федерального закона «О переводном и простом векселе в РФ». В декабре 2000 г. Пленумы Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ издали довольно подробное постановление, обобщающее практику судебного применения вексельных правовых норм.


Ответственность обязанных по векселю лиц, права кредиторов, процедуры предъявления векселей к платежу, опорочения неоплаченных векселей, процедуры взыскания по ним - всё это в сегодняшней судебной правоприменительной практике прекрасно и чётко отрегламентировано нормами международного частного права, разъяснениями и указаниями высших судебных инстанций.


До недавнего времени судебной практики по взысканиям по дефолтным облигациям практически не было. Началось с того, что, как мы знаем, «упал» один не очень хороший американский банк, и нас всех «накрыло волной». Более сотни дефолтов по облигациям почти единовременно - и каких дефолтов! Всё это были «хорошие бумаги хороших эмитентов», многократно проверенных временем, имеющих рейтинги, включённых в биржевые котировальные списки, увешанных медалями, окруженных доверием инвесторов, почетом и уважением. В июле сего года на конференции по совершенствованию облигационного законодательства, которая имела место в здании ММВБ на Большом Кисловском, представитель Высшего Арбитражного суда РФ, отвечая на вопрос кого-то из участников рынка, почему они не обобщают судебную практику по облигационным спорам, сообщила собравшимся, что им покамест нечего обобщать! Что судебные споры по облигациям находятся пока на стадии первой и апелляционной инстанций и добрались еще до уровня федеральных кассационных округов.


То есть, в условиях отсутствия опубликованной и обобщающей позиции высших судебных инстанций, на сегодняшний возможностью хотя бы первичного и частичного анализа той самой судебной практики по дефолтным облигациям, которая имеет место в настоящий период времени, обладают только практикующие юристы, защищающие и инвесторов, и юристы, защищающие эмитентов от инвесторов, которые в этих процессах состязаются друг с другом, соревнуясь в изобретательности. Должен отметить, что юристы, защищающие эмитентов - весьма креативные и изобретательные ребята. Меня лично они неоднократно в судебных заседаниях «возили мордой по ковру» (извините за спортивный сленг), за что я им на самом деле очень благодарен, т. к. всё в жизни относительно, и только практический опыт - бесценен. Остроумные юристы, защищающие эмитентов по облигациям, изобрели достаточное количество способов уклонения от платежа по ним, формально не противоречащих законам, но по сути - представляющих собой «грязные технологии», т. е. чистой воды злоупотребление правом.

Остановлюсь лишь на некоторых из них.

И должен сразу отметить, что все эти способы практически не применимы в целях уклонения от платежа по векселям.


Итак.
при схеме
ОАО «Реальное предприятие» - поручитель по облигациям,
ООО «Помойка-финанс» - эмитент дефолтных облигаций.

Способ противодействия судебному взысканию - судебно-арбитражное оспаривание поручительства по облигациям путем подачи притворных исков лояльных менеждменту предприятия акционеров о признании сделки недействительной по основаниям наличия заинтересованности.

Последствия: как минимум, арбитражные суды отказывают в удовлетворении таких исков, но это приводит к приостановлению всех исков о взыскании задолженности на несколько месяцев.


«Свежий» пример - ситуация с ООО «ГАЗ-финанс» и ОАО «ГАЗ».

«03» сентября Арбитражный суд Нижегородской области отказал в удовлетворении иска акционера Шапиро к ОАО «ГАЗ» о недействительности поручительства по облигациям. Однако, судебные производства по искам облигационерам о взыскании, которое ведется с весны сего года, только сейчас начинают возобновляться, и судебные разбирательства назначаются аж на ноябрь.

Это развитие событий по «оптимистическому сценарию»

При «пессимистическом сценарии» арбитражные суды удовлетворяют такие притворные акционерные иски, что в перспективе сможет повлечь отказ в удовлетворении всех исковых требований инвесторов (владельцев облигаций) к поручителям.


«Свежий» пример: АЛПИ.

Эмитент - "пустышка" (типичное ООО «помойка-финанс»).

Поручитель № 1. ОАО "АЛПИ" (сеть магазинов).

По традиционной схеме поручительство по облигациям было оспорено акционером в арбитраже, и «17» июля сего года арбитраж иск миноритария удовлетворил! Решение (по моей оценке) на 100% незаконное и подлежащее отмене.

При любом сценарии инвесторы автоматически получают не 1 судебный процесс, а два (и «на десерт» - приостановление исков о взыскании на месяцы, если не больше). Дело в том, что когда «лояльный акционер» подаёт притворный иск, он намеренно указывает в качестве ответчика только своё АО (поручителя). Между тем, в поручительстве есть и второй участник «сделки». Это кредитор (кредиторы). В подобной ситуации кредиторы - это ВСЕ владельцы облигаций. Таким образом, принятый к производству арбитражного суда иск может, в принципе, бесконечно долго «топтаться» в предварительной стадии, т. к. судья не может выйти в судебное разбирательство до тез пор, пока не выявит весь круг ответчиков по делу (ст. 133 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ указывает, что одной из задач подготовки дела к судебному разбирательству является определение субъектного состава данного спора). И всё это время производства по искам о взыскании по облигациям будут приостановлены.

Проанализировав как экономические, так и юридические риски, я не могу гарантировать, что данные судебные процессы приведут в итоге к фактическому взысканию денег.

Между тем, подобная «грязная технология» была бы не применима к авалю - вексельному поручительству.


У нас такие «несчастные случаи на стройке» уже были.
Пример: сотрудница нашей компании (сегодня она уже самостоятельный адвокат: еще в 2004 году судилась с липецким и чувашским «тракторами» и (на уровне кассации) создала практику, согласно которой оспаривание вексельного поручительства (аваля) не только не может служить основанием для приостановления вексельного иска к авалисту, но даже признание сделки по выдаче такого аваля недействительным не препятствует взысканию по нему ...



Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 25 августа 2004 г. N КГ-А40/7131-04
(извлечение)

Далее - группа рисков, которая вытекает на самом деле из проблемы досудебного обеспечения доказательств.


В облигационных судебных процессах оспаривается сам факт предъявления бумаг по оферте.


На полном, извините, серьёзе судьи оценивают факт действительного предъявления облигаций по оферте. Выписка из реестра биржевых заявок ММВБ не считается безусловным доказательством предъявления бумаг к платежу. На будущее я понял для себя, что буду привлекать ММВБ третьим лицом к участию в деле (единственно с той целью, чтобы представитель бирже сам объяснял судье каким образом эта малопонятная и абсолютно не читаемая без увеличительного листа таблица-распечатка доказывает факт предъявления бумаг по оферте).


Таким же образом очень серьезно исследуются судьями вопросы, кому персонально было вручено требование к поручителю (при схеме: реальное предприятие - поручитель по долгам ООО «помойка-финанс»). Имел ли конкретный сотрудник полномочия расписываться в получении требования от имени поручителя? Может ли облигационер доказать, что требование к поручителю, направленное по почте, по юридическому адресу, было вручено именно поручителю, а не каким-то другим «рогам и копытам», зарегистрированным в этом же адресе?


Между тем, процедура предъявления векселя к платежу в различных вариантах детальнейшим образом регламентирована и каких-либо злоупотреблений не допускает.


Достаточно явиться с нотариусом по адресу, указанному на векселе как место платежа, или если таковой адрес не указан - по адресу, указанному на векселе как место нахождения эмитента, и даже если векселедатель в этом адресе не будет обнаружен - нотариус вправе опротестовать (т.е. публично опорочить) вексель в неплатеже против векселедателя. При этом вексельное законодательство различает 6 (шесть!) видов вексельных протестов, которыми могут быть публично удостоверены те или иные эксцессы вексельного обращения.


Более того, в целях судебного взыскания можно вообще не носить вексель к векселедателю для предъявления его к платежу. Постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 33 / 14 от 04.12.2000 г. (пункт 23, абзац 6) прямо указывает на то, что требование о платеже по векселю может быть предъявлено непосредственно путем подачи соответствующего иска, при этом датой предъявления векселя к платежу будет считаться дата первого судебного заседания. Соответственно, начиная от этого момента начисляется законная неустойка в размере удвоенной ставки рефинансирования.


Кроме того, возможность использовать ТАКОЙ специфический способ предъявления векселя к платежу сводит к нулю риск того, что при предъявлении вексель будет изъят у векселедержателя кем-либо помимо его воли (например, коррумпированными представителями правоохранительных органов по какому-нибудь «заказному» уголовному делу).


И, наконец, при подаче вексельного иска у векселедержателя имеется фактически неограниченная возможность выбора территориальной подсудности. С учетом специфики существующей в Российской Федерации судебно-арбитражной системы это очень важно. Не сообщу ничего нового, если скажу, что московские или петербургские арбитражные судьи заслуживают большего доверия, т. к. более похожи на настоящих судей и более независимы, нежели региональные. Московский арбитражный судья, например, ни по какому постановлению следователя о выемке подлинный вексель из материалов дела не отдаст - до тех пор, пока не рассмотрит дело, не вынесет решение о взыскании, и пока это решение не вступит в законную силу. В то же время, в регионах судьи по необъяснимым причинам менее независимы. Например, в Арбитражном суде Республики Башкортостан, судьи безропотно отдают из дела подлинные долговые документы даже не следователям - а обычным милиционерам на основании обычных милицейских запросов. При этом, обычной практикой является последующая «случайная утеря» милиционерами этих подлинных долговых документов после их изъятия.


Далее. Поручитель (авалист) по векселю отвечает за платеж независимо от того, когда, в какой срок, кем и каким образом ему вручили требование заплатить за векселедателя. Даже если его вовсе не уведомили о неисполнении обязательств эмитентом, он всё равно остается прямым солидарным должником по векселю, обязанным платить - и точка. Никаких разночтений.


Всё это существенно снижает как юридические риски, так и финансовые издержки, связанные с получением платежа по векселю и с судебным взысканием по нему.


Следующая группа рисков связана с оспариванием сделок, по которым передавались бумаги.


Оспаривание сделок, по которым передавался вексель (и даже признание этих сделок недействительными), не прерывает ряда индоссаментов и не лишает векселедержателя легитимности. На это есть прямое указание в Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 33/14 от 04.12.2000 г.


Более того, даже наложение ареста на вексель не препятствует предъявлению требования о платеже по нему и получению этого платежа. Об этом есть прямое указание в пунктах 12 и 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 72 от «24» июля 2003 г. (о порядке наложения ареста на ценные бумаги).


Между тем, по облигациям уже имели место случаи, когда эмитент, защищаясь от взыскания, инициировал оспаривание сделок, что приводило к аресту ценных бумаг и приостановлению исков о взыскании долга по облигациям.


Но самый главный риск кроется в последнем законопроекте, который очень скоро станет федеральным законом.


Как это ни парадоксально, та самая Федеральная Служба по финансовым рынкам, которая всячески покровительствует облигационному рынку и старается задавить рынок вексельный, сама того не осознавая, начала «рыть яму» под правовой институт облигации, используемый участниками рынка как долговой финансовый инструмент.


В том, что любой законопроект, предлагаемый нашим Правительством нашему Федеральному Собранию, неминуемо и в кратчайшие сроки становится законом, сомнений никаких быть не может, т. к. парламентское квалифицированное большинство принадлежит правящей партии.


Зам. Руководителя ФСФР А.Синенко на июльской конференции по облигационному законодательству (http://www.cbonds.info/rus/bondcongress/msk-2009-07/agenda.phtml) выразил четкую уверенность, что этот законопроект станет законом до конца 2009 года. 15.09.2009 г. Комитет по финансовому рынку Гос.Думы поддержал законопроект о введении института облигационеров и рекомендовал нижней палате парламента одобрить в первом чтении законопроект, якобы "создающий механизм защиты прав владельцев облигаций (облигационеров)", а в действительности - существенно ограничивающий права частных инвесторов, владельцев облигаций, и ставящий их судьбу в юридическую зависимость от управленческих решений крупнейших игроков рынка.


Соответствующие изменения в закон о рынке ценных бумаг предлагает внести Правительство РФ, которое по инициативе ФСФР России внесло данный законопроект на рассмотрение "17" июня 2009 года.


В частности, предлагается ввести систему представителей владельцев облигаций, а также - ввести механизм проведения общих собраний владельцев облигаций. Как пояснил в ходе заседания думского комитета зам. руководителя ФСФР тов. А. Синенко, законопроект направлен на выстраивание системы, которая бы способствовала формированию облигационерами своей консолидированной позиции, а также отстаиванию этой позиции. "Мы предлагаем рассмотреть механизм выработки общего мнения облигационеров", - сказал он. Представителями владельцев облигаций могут быть брокеры, управляющие компании или другие юридические лица, оказывающие, в частности, консультационные услуги, существующие не менее 3 лет и имеющие размер чистых активов не менее 1 млн рублей.


Предусматривается введение различных юридических механизмов, основанных на институте представителя владельцев облигаций, призванного обеспечить контроль за исполнением эмитентом своих обязательств, и на институте общего собрания владельцев облигаций, направленного на выработку владельцами облигаций единых решений по вопросам, связанным с исполнением обязательств по облигациям.


Делаю вывод из всего вышесказанного (а я даю свою оценку законопроекту исключительно с точки зрения юридических рисков, связанных с обращением облигации), что в случае принятия данного закона для частного инвестора риск невозврата займа по облигации (а облигация согласно действующего гражданского законодательства пока еще считается одним из видов займа как и вексель) многократно возрастает.


Отныне невозврат займа возможен не только по причине неплатежеспособности эмитента-заёмщика, но и на законных основаниях (по "решению общего собрания" облигационеров, например).


Под предлогом "обеспечения единого подхода в отношении всех владельцев облигаций" законопроект ограничивает владельцам облигаций право на подачу самостоятельных требований к эмитенту, минуя институт облигационеров.


Законопроект предполагает, что "решение общего собрания владельцев облигаций является обязательным для всех владельцев облигаций, в том числе для тех, которые голосовали против принятия соответствующего решения или не принимали участия в голосовании". Например, общее собрание владельцев облигаций может большинством голосов (а большинство голосов в данном случае вполне может принадлежать одному-двум банкирам, преследующим какие-то свои стратегические цели и задачи, противоречащие целям и задачам всех прочих инвесторов) принять решение о предоставлении эмитенту отсрочки/рассрочки исполнения обязательств на N-ное количество лет. И отдельному частному инвестору придётся с таким решением примириться.


Нарушается сам принцип публичной достоверности ценной бумаги, согласно которому права по ней владелец осуществляет при её предъявлении, независимо от волеизъявлений каких-то третьих лиц - собраний облигационеров, «трасти» и т. п.


Кроме того, облигация перестает быть в чистом виде долговой бумагой, т. е. займом: по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества строго в определенный договором займа срок.


Необходимо ответить в этой связи, что производить подобные модернизации и манипуляции с векселем, какие сейчас произвольно производятся с облигацией, ни ФСФР, ни Федеральное Собрание, ни правительство, ни президент Российской Федерации не могут, т. к. институт вексельного обязательства, который характеризуется повышенной строгостью санкций, повышенным формализмом, четкой регламентацией всех юридических процедур, сформирован нормами международного частного права, которые согласно ст. 15 действующей пока ещё Конституции России имеют приоритет перед федеральными законами и подзаконными нормативными актами.


Благодаря этому, необходимо сделать вывод и признать, что векселедержатель как кредитор-займодавец на порядок лучше юридически защищен от возможных злоупотреблений со стороны заемщика-векселедателя и других обязанных по векселю лиц (авалиста, индоссанта, акцептанта), чем облигационер, судьба которого (в свете правоприменительной практики последнего года) крайне не завидна. Издержки, временные и финансовые, и морально-психологические, связанные с судебным взысканием по облигациям, во много раз (!) выше, чем аналогичные издержки, связанные с судебным взысканием долга по векселю.


Предлагаю Вам самостоятельно задаться вопросом: какой же «финансовый инструмент» в действительности менее рискованный - вексель или облигация? (обсудить на форуме)



источник информации - Центр судебных процедур - www.lawyer-war.ru

перейти в раздел
- особенности судебной практики, связанной с вексельными взысканиями.

- утерян оригинал векселя, как взыскать по векселю?

- взыскание по векселям - судебная практика

- взыскать проценты за пользование чужими деньгами

- взыскание процентов по векселю





Рейтинг@Mail.ru .

юридические услуги организация юридических услуг 2006-2011 © WS
noimg