ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮЩИЙ

Третейский Суд

Арбитраж


при Автономной некоммерческой организации
«ЦЕНТР СУДЕБНЫХ ПРОЦЕДУР»

Третейский Суд Арбитраж

Arbitration Institute of Center
of Legal Proceedings

Arbitraje del Centro
de Procedimientos Judiciales

119017, г. Москва,
ул. Большая Ордынка, д.40, стр.4
телефон
телефон юристы
+7 (495) 505-35-13
+7 (968) 896-01-96
E–mail: mail@lawyer-war.ru
www.lawyer-war.ru

Третейский сбор идентичен по своему размеру соответствующей государственной пошлине.


Положение о третейских сборах
Положение о третейских сборах
положение об Арбитраже
положение об Арбитраже
регламент Арбитража
регламент Арбитража
список арбитров Третейского суда
список арбитров Третейского суда
рекомендуемая третейская оговорка
рекомендуемая третейская оговорка
письмо АСМ
письмо АСМ
Верховный Суд РФ указал критерии независимости и беспристрастности арбитража
Верховный Суд РФ указал критерии независимости и беспристрастности арбитража


Процедура подачи иска максимально упрощена - иски подаются по электронной почте:
mail@lawyer-war.ru

(подробнее
см. Регламент Арбитража)


Расчет третейского сбора - абсолютно идентичен расчёту госпошлины по аналогичным искам в государственном арбитражном суде.





Конвенция ООН

Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.)




статьи:
О третейских судах в РФ

Национальная Третейская Палата

ВАС признал допустимым включать третейское соглашение в договоры с участием потребителей

сравнительная характеристика сроков рассмотрения дел в судах общей юрисдикции, в арбиражном суде и в Третейском суде

проекты законов о реформе третейских судов


свидетельство Национальной Третейской Палаты


архив
список арбитров Третейского суда
список арбитров Третейского суда


Верховный суд признал допустимым включать третейское соглашение в договоры с участием потребителей

Верховный суд принял Обзор за 4 квартал 2011, года в котором окончательно разрешил давнюю проблему для третейских судов – возможность включать в договор, в котором одна из сторон – гражданин-потребитель, третейское соглашение. Хочется напомнить, что до этого момента Роспотребнадзор считал наличие третейского соглашения ущемляющим права потребителя. Третейские суды даже обращались с коллективным письмом в Роспотребнадзор с изложением о неверности такой позиции и необходимости ее корректировки. Не в такой жесткой форме, но позицию Роспотребнадзора поддержал Высший арбитражный суд, указывая, что право потребителя обратиться в суд общей юрисдикции установлено законом «О защите прав потребителя в РФ», поэтому потребитель не может быть связан третейским соглашением, включенным в договор. Вторым камнем преткновения была позиция о «слабой стороне» в договорах с участием потребителя, когда такие договоры считались договорами присоединения, в которые нельзя включать третейское соглашение.

Верховный суд почти не принимал судебных актов, касающихся третейского разбирательства, поэтому и его позиция по этим вопросам была абсолютно неясной. В данном же случае его позиция имеет решающее значение в силу того, что именно суд общей юрисдикции полномочен разрешать споры с участием потребителей, поэтому и толкование положений соответствующего закона о компетенции в этой сфере - его непосредственная прерогатива. Тем удивительнее содержание принятого судебного акта, в котором ВС занял отчетливо «протретейскую» позицию, проигнорировав посылы государственных структур по этому вопросу.

Самый важный вывод, который был сделан Верховным судом это то, что «п. 1 ст. 17 Закона «О защите прав потребителей» не содержит запрета на использование иных способов разрешения гражданско-правовых споров, в частности путѐм обращения потребителей в третейский суд». Вторая позиция Верховного суда по вопросу о договорах присоединения гораздо менее определенная, поскольку ВС утвердительно не высказался относительно того, что публичный договор является договором присоединения. Из логики данного Обзора следует, что договор энергоснабжения был причислен к договорам присоединения, но при этом вполне допустимо включение в него третейского соглашения. Компетенция третейского суда по таким спорам будет возникать, если одна из сторон обратится в третейский суд, а другая не оспорит его компетенцию. Хочется отметить, что в этом вопросе ВС занял позицию, аналогичную ВАС, высказанную им по делу № 12686/11. Нельзя сказать, что такой подход вносит ясность относительно компетенции третейского суда, но он и не препятствует включению третейского соглашения в такие договоры. Заключенность третейского соглашения в договоре присоединения ставится в зависимость от оспаривания компетенции третейского суда одной из сторон по договору, но такое соглашение не считается автоматически незаключенным.

Итак, читайте и наслаждайтесь!


Утверждѐн
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
14 марта 2012 года

обзор судебной практики
Верховного Суда Российской Федерации
за четвѐртый квартал 2011 года
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

1. Действующее законодательство не содержит запрета на разрешение споров, возникающих в сфере защиты прав потребителей, посредством третейского разбирательства.

Третейская оговорка, включѐнная в договор присоединения, признаётся судом действительной в случае, если волеизъявление присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела третейским судом установлено после возникновения оснований для предъявления иска.

Как установлено судом, между С. и ГУП Ставропольского края «Ставрополькрайводоканал» (далее – ГУП) в лице его филиала (Минераловодский «Водоканал») заключѐн договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения.

В соответствии с данным договором все споры и разногласия по договору, в том числе вытекающие из ранее оказанных услуг, подлежат рассмотрению в Арбитражном суде на Кавказских Минеральных Водах при Юридическом центре на Кавказских Минеральных Водах «Арбитр» (постоянно действующий третейский суд) (далее – третейский суд) в соответствии с положением и регламентом данного суда.

Заявитель С. обратилась в третейский суд с иском о признании оказанных услуг по водоснабжению и водоотведению услугами ненадлежащего качества, возложении обязанности произвести перерасчѐт их стоимости, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов. Решением третейского суда исковые требования удовлетворены в полном объѐме.

ГУП обратилось в городской суд с заявлением об отмене указанного решения третейского суда.

Разрешая заявленные ГУП требования, городской суд пришѐл к выводу об отсутствии оснований, с которыми положения ст. 421 ГПК РФ связывают возможность отмены данного решения третейского суда.

Судебной коллегией по гражданским делам краевого суда определение суда первой инстанции отменено и принято новое решение по делу об отмене решения третейского суда.

В обоснование принятого решения суд кассационной инстанции указал, что спор, рассмотренный третейским судом, не мог быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом, решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

При этом судебная коллегия исходила из того, что защита прав потребителей осуществляется судами общей юрисдикции, поэтому третейская оговорка, включѐнная в договор с потребителем С., лишает еѐ права на правосудие, что недопустимо в силу ст. 47 Конституции Российской Федерации. Суд кассационной инстанции отметил, что договор, заключѐнный между С. и ГУП, является публичным договором, правила его заключения регулируются императивными нормами, однако дела, возникающие из административно-правовых и иных публичных отношений, не могут быть переданы на рассмотрение третейских судов. В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» при несоблюдении требований, предъявляемых к форме и содержанию третейского соглашения, оно считается незаключѐнным, не влечѐт за собой юридических последствий для сторон и не обязывает стороны рассматривать спор в третейском суде. Суд кассационной инстанции также указал, что содержание договора, заключѐнного между С. и ГУП, позволяет отнести его к договору присоединения, поскольку С. приняла без каких-либо оговорок либо составления протокола разногласий все существенные условия этого договора, которые были сформулированы ГУП.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по надзорной жалобе С., определение суда кассационной инстанции отменила по следующим основаниям.

В силу ч. 2 ст. 45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

По смыслу п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 2 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2002 г.

№ 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», на рассмотрение третейского суда может быть передан любой спор, возникающий из гражданских правоотношений, за исключением тех, запрет на передачу которых третейскому суду напрямую установлен федеральным законом.

В соответствии с п. 1 ст. 17 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» защита прав потребителей осуществляется судом.

Указанная норма, устанавливая возможность защиты судом прав потребителей как экономически слабой стороны, вводит дополнительные механизмы правовой защиты в договоре, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с участием потребителей, и не содержит запрета на использование иных способов разрешения гражданско-правовых споров, в частности путѐм обращения потребителей в третейский суд.

Стороны спора, заключая соглашение о его передаче на рассмотрение третейского суда и реализуя тем самым своѐ право на свободу договора, добровольно соглашаются подчиниться правилам, установленным для конкретного третейского суда. В таких случаях право на судебную защиту, которая – по смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации – должна быть полной, эффективной и своевременной, обеспечивается возможностью обращения в предусмотренных законом случаях в государственный суд, в частности путѐм подачи заявления об отмене решения третейского суда. В связи с этим Судебная коллегия признала не основанными на законе выводы суда кассационной инстанции о том, что спор, возникающий в связи с правоотношениями, регулируемыми законодательством о защите прав потребителей, не может быть предметом третейского разбирательства.

Также ошибочным признан вывод суда о том, что договор на оказание услуг водоснабжения и водоотведения, заключѐнный между С. и ГУП, имеет административно-правовую (публичную) природу, поскольку правоотношения, возникшие между сторонами, основаны на сделке и носят гражданско-правовой характер.

То обстоятельство, что данный договор является публичным договором, поскольку ГУП обязано оказывать услуги в отношении каждого, кто к нему обратится, не свидетельствует о возникновении между сторонами административно-правовых (публичных) отношений.

Согласно п. 3 ст. 5 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путѐм присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, по общему правилу, когда заключѐнный договор является договором присоединения, третейское соглашение действительно в том случае, если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска.

Указанные положения Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» направлены на защиту прав присоединившейся к договору стороны, лишѐнной в момент заключения договора присоединения возможности влиять на его содержание. В связи с этим для признания действительным соглашения о рассмотрении дела третейским судом, содержащегося в самом договоре присоединения, необходимо установление волеизъявления присоединившейся к договору стороны на рассмотрение дела конкретным третейским судом после возникновения оснований для предъявления иска.

Судом установлено, что разбирательство дела в третейском суде инициировано С., которая, признавая действительность условия договора о рассмотрении споров третейским судом, заключѐнного между нею и ГУП, настаивала на защите своих прав именно в третейском суде. При этом при рассмотрении дела в третейском суде присутствовал представитель ГУП, который не заявлял возражений относительно компетенции третейского суда на рассмотрение возникшего спора.

Определение № 19-В11-24
   
 
Рейтинг@Mail.ru Rambler